Uncategorized

Обманутые дольщики уже три года живут на стройке: Окна вставили сами, воду зимой топим из снега.

Дина КАРПИЦКАЯЕлена СУВОРОВА  авторы статьи

Лилия Доброскок 6 лет скитается по съемным углам.Фото: Дина КАРПИЦКАЯ
Всего в заложниках недостроя оказалось 90 семейьи.

В этих домах течет крыша, а удобства на улице. Канализации и водопровода нет. Но там живут люди. Говорят — больше негде. Несколько лет назад они вложили все деньги в заманчивое предложение фирмы «Доступный дом». Но их дома в деревне Островцы Раменского района Подмосковья так и недостроили.

«НАМ ПОМОЖЕТ ДАЧНАЯ АМНИСТИЯ»

Схема в «Доступном доме» действовала следующая. Покупатели заключали договора долевого строительства. Квадратные метры им предлагали по ценам в 2 — 3 раза ниже рыночной: маленькую квартирку можно было приобрести чуть ли не за 450 000 рублей. Застройщик брал в аренду землю (как в случае с Островцами) или участок с деревенским домом. Дальше на деньги дольщиков начиналось строительство. Без проектов и разрешений. Поэтому здания ставили трехэтажные — так их можно выдать за индивидуальное частное жилье — дачу. Хотя по сути это многоквартирный дом.

Застройщики уверяли, что потом по дачной амнистии всю эту недвижимость они смогут оформить в собственность.

НА КРАЮ ЦИВИЛИЗАЦИИ

Деревня Островцы всего лишь в 15 километрах от МКАД. Три трехэтажные постройки заметны издалека. Девять семей, две из которых с маленькими детьми, ютятся в бетонных стенах.

— А что делать, приспособились. Туалеты на улице сколотили, воду носим в бутылках, — вздыхает глава семейства Кабо Макарчан.

Другого жилья у них нет, вот и живут его двое детей, жена и теща в недострое.

— Мы — граждане РФ, но прописки нет, квартиру-то эту все никак не оформим в собственность.

Соседка Кабо — учительница Валентина Максимова приглашает меня в квартиру.

— Я здесь со старенькой мамой живу и дочкой. У нас стены рушатся, так как

крыша течет. Воды нет. Зимой в комнатах холодно, выше 15 градусов температура никогда не поднимается — спим в одежде, топим снег или привозим воду в бутылках. Окна пришлось вставлять самим.

«БОИМСЯ ИДТИ В ПРОКУРАТУРУ»

Генеральный директор «Доступного дома» — Николай Щербаков. Когда-то рекламой его дешевых квадратных метров было завешано все Новорязанское шоссе. А принимал он потенциальных покупателей не где-нибудь, а в престижном офисе на 53-м этаже в «Москва-сити».

— Я до сих пор не поняла, как оказалась втянута в эту аферу, — рассказала «КП» еще одна покупательница, Лилия Доброскок. — Ведь, чтобы купить здесь квартиру, мы с мужем продали свою однушку в Люберцах. В 2011-м отдали за новое жилье 1 600 000 рублей (по договору квартира стоила 1 720 000). Щербаков

обещал, что в 2012-м уже будет все сдано и мы получим документы. Вот уже 6 лет живем по съемным углам.

Лилия одна из немногих, кто пытается добиться возбуждения уголовного дела против застройщика. Она и еще парасемей ходят по прокуратурам и полициям

Другие сидят и тихо ждут чуда.

— Мы боимся идти в прокуратуру, — говорят они. — Щербаков пообещал, что тот, кто пойдет против него, вообще ничего не получит.

Но есть семьи, которые живут в недострое: за свои деньги вставили стеклопакеты, воду таскают ведрами.

Но есть семьи, которые живут в недострое: за свои деньги вставили стеклопакеты, воду таскают ведрами.Фото: Дина КАРПИЦКАЯ

КОММЕНТАРИЙ ЮРИСТА

Адвокат Лилия ПЕТРИК изучила документы дольщиков «Доступного дома»:

— Каждый по отдельности договор составлен юридически правильно. Но все вместе эти договоры образуют довольно грубый пример того, что на юридическом языке называется притворной сделкой, — когда на бумагах одно, а на самом деле другое. В целом же застройщика можно привлечь к уголовной ответственности по статье 200.3, часть 2 УК РФ («привлечение денежных средств граждан в нарушение требований законодательства Российской Федерации об участии в долевом

строительстве многоквартирных домов и (или) иных объектов недвижимости»). Я советую всем дольщикам объединиться и обратиться в полицию с совместным заявлением. На мой взгляд, единственное, что может спасти Щербакова от наказания, — это выполнение своих обязательств, то есть он должен достроить и сдать в эксплуатацию дома. Правда, перевод сельхозземель в земли поселения допускается только в исключительных случаях. Так что задача трудноосуществимая.

Звонок генеральному директору «Доступного дома»

«Хочу довести дело до конца»

— Строительство началось в 2010 году, на дворе 2017-й, а у вас даже разрешений на строительство до сих пор нет. Не говоря уже о переоформлении сельхозземель в жилые.

— На момент начала строительства никакие разрешения не требовались, — уверяет Щербаков. — Такой закон действовал до 2013 года. Потом все поменялось. Я думаю, за 2 — 3 месяца мы все-таки сделаем перевод земель, потом и разрешение получим. Я заинтересован в доведении стройки до конца, у меня у самого там квартира.

— У вас есть деньги закончить стройку? На сайте судебных приставов вы значитесь как должник.

— Я договорился с инвестором, в счет квадратных метров он все достроит.

Но оптимизм Щербакова не разделяет министерство строительства Подмосковья. Дольщики написали туда запрос и вот что получили в ответ: «ООО«Доступный дом» не предоставляет и не

предоставлял ежеквартальную отчетность о деятельности, связанной с привлечением денег участников долевого строительства. Раменским судом от 15.08. 2012 г. вынесено решение о сносе самовольной постройки. А в марте 2016 г. межведомственная комиссия отказала присоединять участок Щербакова к деревне и менять вид его разрешенного использования с сельскохозяйственных на земли поселения».

 Сообщает Комсомольская Правда.

About WIKILEAKS

Главный редактор сетевого издания WIKILEAKS. Рогимов Владислав Геннадьевич.